FAIL (the browser should render some flash content, not this).


Из истории создания СЗТУ. Процедура твиннинга.

Интервью с начальником Балтийской таможни Александром Пучковым - Март, 2000 года 

Таможня не только контролирующий орган

Личности Петербурга. Транспортный комплекс. № 3, 2000 таможня custom

История Балтийской таможни неразрывно связана с историей нашего города. Ведь они ровесники. За три столетия в ней многое сменилось и не единожды: форма, звания, структура, методы... Но главное осталось навсегда - это традиции, считает начальник Балтийской таможни Александр Пучков.

 

- Питерские таможни - одни из самых старых. Хотя в России есть такие же организации более солидного возраста. Архангельская, например, недавно справляла свой 400-летний юбилей, в Новгородская существует уже почти тысячу лет. Пограничные таможни ведут историю со времен Петра. Но во все времена методы таможенного контроля были одни и те же. Балтийская таможня сама по себе уникальна: являясь внутренней для города, она сама по себе морская, пограничная. При таком сложившемся симбиозе огромное количество грузов проходит через нее транзитом и еще большее здесь растаможиваются. Таким образом, пересекаются и пограничные и внутренние таможенные функции.

Вообще, внутренние таможни стали создаваться в конце 80-х годов, когда отменили монополию внешней торговли. Всем было разрешено выходить на мировой рынок. Прежде это относилось к компетенции только специально созданных организаций и обычные хозяйственные субъекты могли взаимодействовать с зарубежными фирмами только через такие структуры. Вот тогда и был сделан шаг, совершенно разумный с точки зрения таможенной политики: был организован институт уполномоченных. Проще говоря, таможня пошла в народ. И на этом этапе она занималась не только контролем (ради чего, собственно, и была создана), но в то же время оказывала помощь участникам ВЭД, которые не знали даже, как грамотно составить договор. Естественно, что организация все новых таможен создала ситуацию, рискующую стать бесконтрольной. Скажем, в 1986 году численность советских таможенников составляла 7000 человек, а общее число самих таможен на протяжении всей границы едва переваливало за сотню. Еще через несколько лет Советский Союз перестал существовать, и руководству ГТК России пришлось в экстренном порядке организовывать дополнительные таможни, потеряв те, что остались в странах ближнего зарубежья.

Возникла идея создания региональных управлений, которые разделили бы всю Россию на определенные округа. Так было создано Северо-Западное таможенное управление. И поскольку оно было первым, то так уж повелось, что стало самым прогрессивным, начиная со времени своего рождения. В результате СЗТУ оказалось инициатором многих прогрессивных идеи и технологий. Например, на сегодняшний день здесь действует для таможенного оформления самая перспективная компьютерная программа. Другой, не менее впечатляющий факт: в Москве существует таможенная академия им. В.Б.Бобкова, а в Питере располагается ее филиал. Так вот выпуск наших студентов состоялся в прошлом году, на год раньше, чем в Московской академии.

- Тем не менее, среди представителей отечественного бизнеса бытует не лестное мнение о работе таможенников. Сетуют на то, что ГТК едва ли не намеренно «вставляет палки в колеса», а эффективность деятельности региональных управлений крайне низка из-за обилия чиновничьих инструкций...

- Не спорю. Но вот 31% увеличения грузооборота в прошлом году и очень перспективный прогноз на этот год - это результат нашего труда. При том, что организовать сплошной досмотр мы просто не в состоянии. Это немыслимая вещь. Я считаю, таможня не только контролирующий орган. Таможня в России - это государственная служба. Значит, мы должны думать не исключительно о пресловутом плане наполнения бюджета. В бюджет надо брать ровно столько, сколько надо. Сколько положено - пошлина, сколько положено - НДС, взял, собрал. А что получится в итоге - думать в общем-то вредно. Потому что такие вещи приводят к перекосам и перегибам, да желанию кого-либо незаслуженно наказать.

Мы должны сделать таможенную систему таковой, чтобы ни Финляндия, ни Прибалтика не являлись окном в Европу для России. У нас есть свое собственное окно, даже не окно, а ворота. И ими надо воспользоваться. Анализ грузопотоков через соседние страны показывает, что так перевозки проходят не всегда честно. Как правило, эти промежуточные этапы используются для того, чтобы подменить документы, выписать новые, словом, нарушить таможенные правила. В Евротаможне есть такая программа - твиннинг. Это когда две таможни занимаются общей работой для того, чтобы в результате возникло что-то новое.

Уже в течение трех лет твиннингом занимаются Балтийская таможня и таможня Гамбурга. Мы совместно пытались организовать на территории петербургского порта свободную таможенную зону или (по немецкой версии) свободный порт. Но жизнь показала, что такие вопросы должны решаться на уровне правительства, документы не прописаны, да и маловероятно, что их кто-либо пропишет. Поэтому год назад мы переориентировали программу на создания аналитических групп. В Гамбурге это называется «контейнерная группа». Аналитики, по предварительной информации, определяют местонахождение незакдекларированного товара, наркотиков, оружия, иных предметов, запрещенных к ввозу или вывозу. Лишь после этого проводится досмотр. Кстати, подобная процедура более соответствует закону. Ведь в Таможенном кодексе написано, что досмотру подлежит товар «при наличии оснований полагать, что ...». А если нет оснований полагать? Если какая-то фирма много лет возит один и тот же товар? Мы допускаем, что нечестные люди могут встречаться где угодно. Поэтому периодически досматриваем даже благополучные фирмы.

В Германии основное внимание уделяют провозу наркотиков, а потом уж серьезным акцизным товарам: сигаретам или спиртному. У нас экономическая контрабанда развита гораздо шире. Она может строиться на любых товарах. Недоплачивать в бюджет огромные суммы можно, используя любой товар. Поэтому нам значительно труднее, чем коллегам из Гамбурга.

- Очевидно, распад Советского Союза повлек за собой преобразования таможенной службы...

- Скажем, появилось значительное число внутренних таможен, которые лишь оформляют грузы нескольких участников ВЭД. Это нерентабельно, с государственной точки зрения. Если, допустим, сократить общий штат внутри страны человек на 100, можно безболезненно для участников ВЭД, добавить в приграничных таможнях хотя бы человек по 10. Наполнять бюджет можно и за счет экономии казенных денег. Сегодня уже создана система таможенных брокеров. Пусть она еще не совсем совершенна. Этот год, кстати, объявлен годом таможенного брокера. Надеюсь, вскоре появятся какие-то подзаконные акты, которые сделают деятельность брокеров достаточно разумной и прозрачной. Тогда можно будет переложить работу по таможенному оформлению на брокеров. Это не будет в тягость бюджету, потому что брокеры работают сами, получая зарплату от участников ВЭД. Вот и найдется один из путей для сокращения таможни и экономии бюджетных денег.

А на местах, в крупных городах, областных центрах можно оставить такие подразделения, как таможенная инспекция. Они будут вести проверку внешнеэкономической деятельности участников совместно с той же налоговой полицией или другими организациями. На мой взгляд, это самая разумная система, при которой вся мощь и сила таможни сосредоточится в пограничных округах. А ведь у нас есть еще отделы контроля доставки товаров. И надо сказать, что именно на доставке в предыдущие годы, да и сейчас еще, подчас теряется огромное количество грузов. Создание института таможенных перевозчиков понемногу улучшает это положение, но лишь понемногу... При хорошо отлаженной работе брокеров: прошел таможенную очистку - иди куда хочешь. Куда повезешь товар - твое дело. Если все: и пошлина, и НДС, и акциз собраны, то участники ВЭД совершенно свободны.

Чем система (контролирующая) проще - тем сложнее ее обходить, и объезжать. А когда законодательные акты противоречат друг другу, то и появляется широкое поле деятельности для разного рода злоупотреблений.

- Времена меняются, меняются и люди. Напоминает ли, пусть отдаленно, по мнению Александра Пучкова, современный контрабандист «черного Абдуллу» из известного фильма?

- На разных этапах контрабандой считались разные предметы. Лет 15 назад это был антиквариат и предметы искусства. Особенно великолепна была польская эпопея, когда масса туристов въезжали в Союз, перемещая товары туда-сюда. Это, пожалуй, романтический период нашей деятельности... Затем было время, когда таможня боролась с инакомыслием. Тогда задерживались всяческие «вредные» издания и печатная продукция. На сегодняшний день - все ушло. Осталось усиление борьбы с потоком наркотиков, который ширится и крепнет. В основном он поступает к нам из Средней Азии, Северного Кавказа, Украины. Получается, порт здесь как бы ни при чем. Хотя в то же время не все наркотики производятся здесь, в постсоветском пространстве. А недавно мы задержали крупную партию сигарет, направляющихся в Германию. Сигареты были упакованы в доски (которые возмещали вес) вложенные в крупные палетты, внутри нечто наподобие саркофага, с вложением металлических листов: сигареты легкие, а дерево - тяжелое. Более ста таких палетт было задержано. Раскрыли и оборудование, на котором они изготавливались. Аналогичное задержание проводилось и в Роттердаме по нашей информации.

К сожалению, бывают случаи, когда можно лишь пассивно предугадать нарушение. Допустим, невозвращение валютной выручке. Или проблемы сбора цветных металлов: мало того, что государству наносится ущерб и значительный - бесконечным разворовыванием, начиная с проводов, оборудования и заканчивая памятниками. Потом это все, совершенно легально, вывозится за границу. А результате выручка не возвращается. А кто-то открывает себе там счет, и благополучно проживает дальше, за пределами.

Таможня не всесильна и не может отвечать за развитие экономики в стране. Как ни странно, мы наказываем только те фирмы, которые реально существуют и пострадали только из за деятельности своих партнеров на западе. Что же касается «однодневок», то с ними бороться значительно труднее. Пока государство не пересмотрит порядок регистрации предприятий и их ликвидации, навряд ли мы сможем что-то сделать. Кстати, при благополучной экономической ситуации, деньги выгоднее вкладывать внутри страны, а не вывозить за рубеж. В этом случае отпадает и необходимость в валютном контроле - в развитых странах мира таможня этим не занимается. Введение единых ставок, допустим, таможенных пошлин, о чем говорится в программе Германа Грефа, - привело бы к тому, что мы перестали бы так серьезно относится к таможенной стоимости, на которой сейчас все и играют.

- Исторически сложилось, что таможенная комиссия, которая поднимается на борт судна, состоит из представителей разных служб и ведомств. Не случается ли из-за этого неувязок в прохождении контроля?

- Неувязки, к сожалению, существуют. Но конфликтов никогда не возникало. Сложность в том, например, что ветеринарный контроль требует 100% досмотра. Фитосанитарный - также требует досмотра каждой партии. Но безвыходных ситуаций не бывает. Недавно мы начали эксперимент, который был задуман еще 15 лет назад. Суть его в том, чтобы таможенники перестали участвовать в этих комиссиях. Досмотр на борту - вещь достаточно непонятная. Ведь досмотреть груз практически невозможно. Бывают случаи, когда необходимо проверить каюты, машинное отделение - если есть подозрение о контрабанде, перевозимой командой. Было решено осуществить анализ рисков для грузов. В отдельных случаях анализ рисков судозахода. И, согласовав это в СЗТУ, мы, заключили соглашение с Ассоциацией агентирующих фирм. Те агенты, которые подпишутся под этим соглашением, будут в отдельных случаях иметь уступки при прохождении контроля. Главным координатором в комиссии - является агент, он несет ответственность перед всеми структурами за предоставленную документацию.

На сегодняшний день большая часть грузов выпускается за один день: процентов около восьмидесяти. Кроме того, для судовых партий товаров мы используем такую методику (она общепринята во всем мире) как прямой вариант: разгрузка судна - погрузка на транспортное средство. Что очень удобно. Декларация подается предварительно. Известно, какое количество груза прибыло, поэтому никаких сложностей это не представляет. Кроме того, активно используется такой институт как сюрвейеры, которые обязаны все просчитывать. Ведем учет этих сюрвейеров, отслеживаем, кто из них честно работает, кто - нет. Это для того, чтобы можно было в дальнейшем опираться на их сведения о грузах. Но бывают случаи, когда грузы лежат по две недели, как правило, если на товар нет сертификата соответствия, неправильно оформлены документы или не пройдет фито- и ветеринарный контроль, хотя с момента подачи декларации проходит не более суток.

В перспективе будет создан центр таможенного оформления. Территория у нас обширная: и Кронштадт, и Ломоносов, да и здесь все районы порта... А в ближайшее время начинаем использовать удаленный доступ: допустим брокеров в ту компьютерную сеть, которая существует в таможне. Таким образом, будем получать и выпускать декларации в электронном виде. Это еще сократит время оформления. Останется лишь решить самый больной вопрос, который был, есть и, наверное, еще будет: досмотр. Последние недели активизировалась работа, по строительству в районе основного нашего контейнерного терминала - специальной рентгеновской установки для досмотра контейнеров и грузовиков непосредственно без разгрузки. Значит, значительно ускорится процесс прохождения досмотра и активизируется обнаружение контрабанды. Аналогичные установки стоят в Гамбурге, Роттердаме, причем, в Германии установка окупила себя за полтора года; в Роттердаме - за полгода. Хотя стоимость подобной установки велика: порядка 10 млн.долларов. Это уже необходимое звено цивилизованного таможенного досмотра.

И раз уж мы начли разговор с традиций, вспомню, что 12 июня 2000 года на стрелке Васильевского острова состоялась закладка камня под будущий памятник таможеннику. Здесь, рядом с бывшим зданием Санкт-Петербургской портовой таможни (ныне Пушкинским домом) теперь будет историческое место памяти о русских таможенниках.


Поиск

Темы